. Фото: автор неизвестен

Оборона Тулы: всё взрывается, горит, отовсюду стреляют...

Героическая оборона Тулы длилась 1,5 месяца

Бронепоезд № 13 "Тульский рабочий", получивший в просторечии название "Туляк", являет собой один из образцов советских бронепоездов первых месяцев войны. В конце сентября — начале октября 1941 года 2-я танковая группа в составе группы армий "Центр" войск вермахта под командованием Гейнца Гудериана начала операцию "Тайфун", главной целью которой был захват Москвы.

В течение октября перед натиском вермахта пали: Брянск, Вязьму, Калугу, Можайск, Малоярославец. Строительство бронепоезда началось 3 октября 1941 года, когда 2-я немецкая танковая армия генерала Гудериана вошла в Орёл и дорога на Москву оказалась открытой. Противник выдвинулся в направлении Тулы. Председатель тульского городского комитета обороны Василий Жаворонков писал: "В Туле самой, кроме полка НКВД, охраняющего оборонные заводы, истребительных батальонов по районам из рабочих и служащих, 732-го зенитно-артиллерийского полка, который прикрывал Тулу от воздушного противника, — ничего нет. Так что, туляки, готовьтесь к бою!"

Сил для защиты города было явно недостаточно. Как пишет russian.rt.com, спешно сформированный 1-й особый гвардейский стрелковый корпус под командованием Дмитрия Лелюшенко направлен на сдерживание немцев в районе Мценска и Калуги. В связи с реальной угрозой захвата 8 октября в город прибыла 238-я стрелковая дивизия из Казахстана. Также к 14 октября в Туле находились 732-й зенитный артиллерийский полк, 171-й истребительный авиационный полк ПВО и 156-й полк войск НКВД. Но для оказания сопротивления наступающим танковым группам вермахта этих сил было недостаточно.

Баррикады на улице Коммунаров (в настоящее время проспект Ленина) в Туле

Баррикады на улице Коммунаров (в настоящее время проспект Ленина) в Туле. Фото: автор неизвестен

14 октября в Туле был сформирован штаб обороны города, который возглавил Василий Жаворонков. Согласно его приказу №1, спешно были созданы четыре оборонительных городских района, началась установка противотанковых препятствий.

Крепость на колёсах была построена в короткие сроки рабочими Тульского паровозного депо. Активное участие в создании оборонительной машины принимал коллектив машиностроительного завода НКПС (ныне завод "Желдормаш"). Специалистов, разбирающихся в строительстве подобных машин, не хватало, чертежей, по которым можно было начать работы, тоже не имелось. Участник событий Николай Королев рассказывал: "Можно сказать, под руками у нас ничего не было. Прежде всего самого главного – чертежей. Единственное, что можно было достать, – военную энциклопедию, где имелись изображения нескольких бронепоездов. Выбрали одно из них. Разработка конструктивных элементов производилась путём изучения картинок военной энциклопедии и консультаций с товарищами, которые работали когда-то на бронепоезде, построенном ещё в Гражданскую войну". Недостающие документы в кратчайшие сроки привез из Москвы специально командированный для этой миссии инженер. Работами руководил заместитель начальника паровозного отделения Михаил Самойлов.

Базой для "Тульского рабочего" послужил паровоз серии "О", обладавший достаточной мощью для перемещения тяжелобронированных и оснащённых вооружением вагонов бронепоезда. Бронепаровоз вооружили 4-х ствольной зенитной пулеметной установкой на базе пулемёта "Максим", разработанной в КБ Тульского оружейного завода коллективом известного оружейника Н.Ф. Токарева. Бронеплощадки оснащались 76-мм орудиями и пулемётами системы "Максим". Двухосная платформа с откидными бортами предназначалась для перевозки грузов и техники. Она использовалась для размещения артиллерийского и зенитного вооружения, а также материалов для восстановления повреждённого пути.

Экипаж железной крепости состоял из добровольцев-железнодорожников и работников районных отделов милиции и из солдат полка НКВД, дислоцированного в городе. Паровозная бригада также была собрана из добровольцев — в неё вошли В. Н. Пузанов, И. И. Субботин, В. И. Иванов, Д. П. Шехов, В. А. Ермаков и В. И. Ермолаев. Для службы на поезде шел строгий отбор: требовался невысокий рост и крепкое здоровье: бойцам приходилось по несколько часов находиться внутри вагона, который летом раскалялся, а зимой промерзал.

Пока завершались строительные работы 23 октября городской комитет обороны принял решение о формировании из истребительных батальонов Тульского рабочего полка в составе 1500 человек. Подступы к городу были оборудованы противотанковыми рвами, проволочными заграждениями, на улицах проведена подготовка к уличным боям: воздвигнуты баррикады, установлены противотанковые ежи и надолбы. Наиболее опасные участки шоссейных дорог заминированы. Под командованием Анатолия Горшкова батальон прикрывал город со стороны Орловского шоссе, откуда продвигались немецкие войска. Координирующую роль при организации обороны Тулы играла 50-я армия Брянского фронта под командованием генерал-майора Аркадия Ермакова.

Оборонительная операция началась 24 октября, когда германская 3-я танковая дивизия Германа Брайта форсировала реку Зуша, продвигаясь по направлению к Туле.

Паровозный мастер депо Тула Геннадий Морозов оборудовал бронепоезд "Тульский рабочий" автоматическим тормозом. 24 октября 1941 года, когда бронепоезд был почти готов, а фронт находился в 15 км от Тулы, Морозова призвали в армию. Он писал после: "Погода в октябре 41-го стояла пасмурная, низко ходили чёрные и серые тучи, дул холодный северо-западный ветер, часто шли крупные и мелкие осенние дожди. Солнечных дней было мало. 24 октября был день наивысшего напряжения душевных и физических сил. Передо мной стояли вопросы неизвестного бытия моей семьи: жены Тамары, двухлетнего сына Олега, родителей. А моё сердце и душа горели ненавистью к врагу, желанием защищать свою Родину, свою семью, родителей до последней капли крови, до последнего вздоха!"

28 октября вооруженная крепость, получивший обозначение "Бронепоезд № 13", вышел из цехов локомотивного депо Тулы и, присоединившись к бронепоезду № 16, вступил в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Первые ожесточённые бои прошли в районе Ясной Поляны, в 18 км от Тулы. Не сумев отстоять свои позиции, 290-я советская стрелковая дивизия отступила, а немецкие войска стали готовиться к захвату города. Его жители даже не подозревали, что их ждёт в ближайшие полтора месяца осады. В своём дневнике тулячка Нина Яковлева писала:

"29 октября в нашем доме было суматошно. Меня отправили за хлебом. В это время работал один Филипповский магазин на улице Советской. Очередь тянулась по Ф. Энгельса до Каминского. Хлеба не было, магазин был закрыт. Вдруг над нами завис немецкий самолёт очень низко. Мы увидели голову лётчика, смотревшего на нас. Вся очередь отхлынула от стен домов и встала посреди улицы, разглядывая самолёт. Какой-то военный закричал: "Что вы делаете, вас же могут убить!"

"Началась бомбежка, выпали стекла из окон, сестру волной отбросило к стенке. К счастью, бомбы рвались между домов. Обнявшись, в ужасе мы не знали, куда идти. Когда выбежали на улицу, было много раненых и убитых. Возле наших трехэтажных домов, а их было только девять, проходила железная дорога от Ряжского вокзала Тулы. На путях стоял бронепоезд, который непрерывными залпами выбивал фашистов из поселка Петелино. В эту ночь прибыли сибирские войска. Никто не спал, люди, взрослые и дети стояли у подъездов. В городе стреляла "катюша", бесконечно выпуская снаряды. Небо покрылось красным заревом, кругом, как в пожаре. Это был решающий день разгрома немецких войск под Тулой с юго-запада. На утро еле слышный далекий гул орудий говорил о том, что Красная Армия погнала врага от нашего любимого города Тулы", — рассказывает о тех днях Зинаида Зайцева.

Первый массированный удар по оборонительным укреплениям Тулы немецкие танковые дивизии нанесли с 30 октября по 3 ноября. 100 танков и одна пехотная бригада пытались захватить город, но на его защиту героически встали ополченцы Тульского рабочего полка под командованием Ивана Кравченко. До прибытия военного подкрепления стрелковых дивизий ополченцы не давали немцам войти в город. Иван Бабокин, боец Тульского рабочего полка, вспоминал:

"30 октября в Рогожинском посёлке был ад кромешный. Всё взрывается, горит, отовсюду стреляют. Откуда в тебя стреляют – туда и ты стреляешь, а кто там стреляет – непонятно. Потом первое волнение прошло, немного успокоились, попривыкли к этому грохоту. Немцы на чердаки позабирались — и оттуда в наших из автоматов постреливали. Слышим очередь — ага, значит, немец! Ну и мы в то место начинаем стрелять. Но воевать стало веселее, когда к нам на помощь пришли военные".

Зенитный расчёт готов к отражению танковой атаки на улицах Тулы

Зенитный расчёт готов к отражению танковой атаки на улицах Тулы. Фото: РИА Новости

Согласно докладу Ивана Кравченко, в первые дни обороны защитники Тулы уничтожили 38 танков и около 500 солдат и офицеров противника. Старший лейтенант Василий Бенцель в своём дневнике подробно описывал ход оборонительной операции. О первых днях обороны он рассказывал так:

"Дни борьбы, которых я ещё не видел. Люди, вооружённые винтовками, гранатами, при незначительном количестве артиллерии, отражали по четыре атаки танковых частей в количестве от 20 до 100 машин. Атаки отражены, город наш. Исход борьбы решили преданность, стойкость бойцов и командиров".

Защитники города готовы к бою. Тула, перекресток улиц Советской и Коммунаров (ныне проспект Ленина)

Защитники города готовы к бою. Тула, перекресток улиц Советской и Коммунаров (ныне проспект Ленина). Фото: автор неизвестен

С 10 ноября началось новое наступление 2-й танковой армии Гейнца Гудериана. Когда немцы не сумели ворваться в город, командование вермахта приняло решение окружить Тулу с востока в районе Сталиногорска, Венёва и Каширы. Но защитники города вместе с 50-й армией отбивали удар за ударом. Гудериан осознавал всю тяжесть предстоящих боевых действий на подступах к Туле, отметив это в своём дневнике:

"Наши войска испытывают мучения, и наше дело находится в бедственном состоянии, ибо противник выигрывает время, а мы со своими планами находимся перед неизбежностью ведения боевых действий в зимних условиях. Поэтому настроение у меня очень грустное. Наилучшие пожелания терпят крах из-за стихии. Единственная в своём роде возможность нанести противнику мощный удар улетучивается всё быстрее и быстрее, и я не уверен, что она может когда-либо возвратиться. Одному только богу известно, как сложится обстановка в дальнейшем. Необходимо надеяться и не терять мужества, однако это тяжёлое испытание..."

Фото: автор неизвестен

Ход оборонительной операции освещали военные корреспонденты многих изданий. Вот что писал об обстановке в Туле специальный корреспондент газеты "Известия" (цитирует RT):

"Тула быстро приняла вид фронтового города. По широким магистралям шагают рабочие батальоны, движутся войска, бесконечный поток автомашин с боеприпасами и орудиями. Мчатся мотоциклисты. Рабочие поднялись на защиту своего города. Враг должен быть отброшен! Оружейники, металлурги, шахтёры, патронники посылают на фронт лучших своих сынов. Тысячи людей возводят противотанковые укрепления".

18 ноября 1941 года 2-я танковая армия Гудериана возобновила наступление на Тулу силами четырёх танковых, трёх моторизованных и пяти пехотных дивизий, а также моторизованного полка "Великая Германия". На этот раз немецкие войска пытались обойти город с востока в районе Венёва. Захватив посёлок Дедилово (центральный район Тульской области), силы вермахта не смогли развить своё наступление из-за упорного сопротивления частей Красной армии.

В середине ноября бронепоезд № 16 вернулся в Тулу на ремонт. К тому времени в городе возникли проблемы с продовольствием. Четыре из пяти железнодорожных путей были захвачены противником. В руках Советской армии оставалась лишь железнодорожная линия Москва-Тула. Трудящимися столицы был отправлен эшелон с продовольствием в осаждённый город. Фашисты предприняли было попытку перехватить состав с продоволствием. В течение двух суток бронепоезда №13 и №16 вели оборону железнодорожной линии, уничтожая вражескую пехоту, бронетехнику и авиацию. Эшелон с продовольствием в полной сохранности прибыл в Тулу.

Это была очередная попытка захвата Тулы была предпринята с севера силами 4-й полевой армии и 4-й танковой немецкой группы со стороны Серпухова. К 3 декабря немецкие части 24-го моторизованного корпуса захватили шоссейную и железную дорогу Серпухов — Тула, перерезав коммуникации 50-й армии. Возникла серьёзная угроза очередной массированной атаки на город. В это время местные жители не прекращали ни на минуту подготовку к обороне. Корреспондент газеты "Правда" сообщал:

"Рабочие Тулы вооружились, ощетинились пушками, пулемётами, штыками. Старик-оружейник тов. Ванеев вступил в батальон с двумя сыновьями. Муж и жена Ростовы вместе пошли на фронт: он — пулемётчиком, она — санитаркой. Семья Красильникова вся целиком вступила в рабочий батальон. Те, кого не приняли в рабочие отряды, самоотверженно работают на строительстве дополнительных укреплений, невзирая на огонь и бомбёжки врага".

К началу декабря благодаря героической обороне жителей Тулы, а также слаженным действиям советских стрелковых и танковых дивизий удалось снять угрозу захвата города.

Корреспондент "Комсомольской правды" Вячеслав Чернышёв вспоминал героическую оборону Тулы:

"Туляки расчётливо, не спеша, расстреливали врага из автоматов и полуавтоматов. Чем ближе подходили фашисты, тем яростней сражались люди военкома Богомолова. Туляки держались геройски. На удар они отвечали контрударами, свято выполняя наказ своих горожан: "В Тулу фашистов не пускать".

Чтобы освободить захваченную немцами дорогу Серпухов — Тула, советские войска нанесли контрудар по этому направлению. К 5 декабря войска 2-й танковой армии Гудериана были разбросаны по фронту на 350 км. Немцы перешли к обороне, отступая к востоку от Тулы. Оставшаяся в одном из районов города 296-я немецкая пехотная дивизия "Оленья голова" 7 декабря предприняла последнюю попытку захвата западного района Тулы, но и она провалилась.

На следующий день началась Тульская наступательная операция. Советским войскам и жителям города удалось его отстоять, не дав 2-й танковой армии развить наступление на Москву.

Вскоре бронепоезд № 16 был отправлен оборонять участок Рославль — Смоленск, а "Тульский рабочий" остался держать оборону с помощью зенитной артиллерии станции Тула-1 и города от налётов немецкой авиации. Это позволило обеспечить слаженную работу железнодорожников при эвакуации военных заводов Тулы на восток. Он же отражал атаки вражеских бомбардировщиков на станциях Хомяково, Ревякино и Присады.

В начале декабря 1941 года, когда враг был отброшен от оружейной столицы, "Тульский рабочий" отправлен на Юго-Западный фронт на участок Белгород – Харьков.

В канун нового 1942 года бронепоезд стоял на станции Белый Колодезь северо-восточнее Харькова. Здесь он не раз участвовал в боях, отражая воздушные атаки противника.

В начале апреля 1942 года бронепоезд №13 был введён в состав 60-го отдельного дивизиона бронепоездов, который был сформирован из двух бронепоездов — №2 "Тульский рабочий" и № 15, получившего новый номер 2 — и направлен на Южный фронт, где участвовал в боях под Харьковом. В том же году искореженный в тяжёлых боях под Воронежем "Туляк" ушёл на восстановление, а экипаж боевой машины откомандировали в столицу для получения нового бронепоезда. Бронепоезд закончил свой боевой путь в Тамбовской области.

В Тулу, город своего рождения, бронепоезд №13 больше не вернулся…

Мемориальный комплекс "Тульский рабочий"

Мемориальный комплекс "Тульский рабочий". Фото: Юлия Александрова

В память о тех нелегких днях, которые несмотря ни на что, выстояли защитники Тулы и не сдали город враг, на Московском вокзале установлен мемориальный комплекс "Тульский рабочий". Кроме бронеплощадок с артиллерией и пулемётами, восстановлены штабной и клубный вагоны, а также вагон-пекарня. Посетители могут детально познакомиться с бытом, в котором жили солдаты, оборонявшие город и в каких условиях приходилось вести бой. Бронепоезд был для солдат не только надежным защитником, но и полевой кухней, клубом и местом пусть и недолгой передышки между напряженными стражениями.

1 / 33

3.11.2016

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia