Охота против осенней хандры

Фоторепортажи

Охота против осенней хандры

29 октября 2016, . Нигде, пожалуй, так не прочувствуешь настроение осени, как если не на охоте. Буквально забываешь обо всем, как только ты вышел из машины. Находясь в лесу в компании охотников, слушая их рассказы, воздух моментально пропитывается азартом. Корреспондент ИА TulaMedia пообщался с профессионалами своего дела, умеющими не только добывать зверя, но и заботиться о нем. Как признаются сами охотоведы, содержать такое хозяйство — дорогой труд. Мало прикормить животное — нужно грамотно контролировать его численность, бороться с браконьерами, следить за здоровьем поголовья. Но обо всем по-порядку...

Место: охотхозяйство "Денисовское", Ясногорский район Тульской области

Стоимость путевок зависит от предполагаемой добычи. Чтобы не стать браконьером, о ней необходимо позаботиться до начала охоты.

Как это было

Ухабистое бездорожье, преодолеваемое на УАЗе, сразу добавляет экспрессии пути к водоему, где в камышах прячется утка. Тем временем первая остановка: разбиваемся на группы, заряжаем ружья. Далее – пешком. В самом большом нетерпении пребывает курцхаар Хантер. Его задача обнаружить и при этом не спугнуть птицу. Тропинка протоптана, максимально стараемся не шуметь. Разговоры – исключительно шепотом.

1 / 4

Распределяемся по берегу и первый выстрел, за ним еще один, третий. Утка поднялась в воды. Деревьев вокруг много – ушла. Ждать, когда она вернется обратно, очень долго. Придется переезжать. Старший инспектор охотхозяйства "Денисовское" Сергей Сушко признается – это в порядке вещей. Удачная охота – не только меткий выстрел, но удача. И за ней приходится тоже погоняться. Следующее озеро – крупнее и без лодки здесь не обойтись. Хантер наверняка улавливает запах добычи и буквально не может усидеть на месте. Сергей Кузнецов, владелец курцхаара признается: охота с собакой – это работа в плотном тандеме. Она обязательно должна чувствовать хозяина.

1 / 4

— Задача собаки — найти птицу в угодьях, подойти и показать своим видом, собака, как говорят, делает стойку. Она замирает буквально в метре от птицы, напрягается, и только кончик ее маленького хвоста показывает, что птица здесь. У охотника есть время подойти и дать команду поднимать птицу. Когда я подхожу, я даю ей знак, она делает рывок и птица поднимается. Это очень красиво, это надо видеть: когда собака поднимает одну лапу, замерев на месте. Далее следует выстрел: удачно или нет — это уже зависит от охотника, — рассказывает один из участников нашей поездки Сергей Кузнецов.

В продолжение беседы охотники рассказывают, что на этом месте, где сейчас раскинулись охотничьи угодья, в 19 веке было крупное помещичье село Мелихово. Насчитывало порядка 300 дворов. На их месте сейчас густой лес. Напомнить об этом могут теперь только таблички, заботливо отлитые в 2007 году одним из потомков некогда живущих здесь людей. Таких памятных деревьев тут несколько. На каждом символика времени, когда имеющиеся тут хозяйства пришли в запустение.

1 / 4

— Здесь был помещик, который содержал эти дворы, на него работали крестьяне. Когда градообразующие предприятия стали под себя население перетягивать это село распалось. В память об этом Петр Широков отлил эти памятные таблички, чтобы люди помнили и знали, что здесь когда-то кто-то жил. Широков — бывший охотник, сейчас он пожилой человек, на охоте не бывает. А раньше он здесь часто бывал и там, где охотился, оставил такие таблички. Он сам для них делал формы, отливал, — рассказал старший инспектор охотхозяйства "Денисовское" Сергей Сушко.

Сергей Сушко – охотник со стажем. Признается, что любовь к природе – с детства. Еще будучи мальчиков с любопытством наблюдал за охотниками, выходящих из леса с добычей. Говорит, даже школу прогуливал ради того, чтобы лишний раз в лесу оказаться.

— Когда чуть подрос, начал интересоваться литературой. В деревнях же охотники у всех на виду, знакомые в основном. Идешь пацаном с охоты, а какой-нибудь охотник идет со школы в белом халате, несет зайцы, повесит его на пояс, думаешь: вот настоящий мужик — охотник. Вот я бы так же, — вспоминает он.

Вернувшись с армии, получил охотничий билет. Год ходил в качестве стажера – тогда так положено было. За 26 лет случаев разных не мало было на охоте. Говорит – самое на охоте – добыть подранка – раненое животное:

— Когда коллективная охота, ранишь животное, а оно уходит. И тебе надо его дотропить и добыть. На это времени и сил много уходит. Бывает от 3 до 5 километров по снегу, по пояс бывает, приходится проползти. А когда ты уже подходишь добирать подранка, кажется, вот он, в этот момент может броситься на тебя. У меня был случай, когда пришлось отстреляться, а потом убегать от кабана в поле вокруг куста. Я в валенках, в белом халате... Бегу, один куст бузины на поле. Я отстрелялся двумя патронами, попал, но он бежит и зубами сзади прям щелк, щелк, но не попадает. Я пока бегу, перезаряжаюсь. Он промахнулся в этот момент мимо меня, выскочил вперед, и тут я его уже добил.

1 / 7

Тем временем лодка готова. Из наших сопровождающих плывут двое: один на тот берег, второй будет караулить добычу на воде, а остальные – вдоль этого перебираются ближе к месту охоты. С погодой буквально повезло: тихо, безветренно и относительно тепло. С середины пруда вид просто завораживает своей невозмутимостью, в которой намешаны отраженные в ровной водной глади осенние краски деревьев и капризного сентябрьского неба. Только ради этого уже стоит уехать на день из города. Но засматриваться не стоит – утка летает быстро. Чуть проворонишь и домой без добычи вернешься. Ружье в этом случае должно быть наготове. Но и здесь нас ждало разочарование – Хантер тщетно искал утку. Пришлось ни с чем возвращаться обратно к машинам.

1 / 5

Но впереди третий водоем. Наличие по соседству двух прудов вселяет надежду – поднятая с малого пруда в воздух утка обязательно полетит в сторону большой воды. Тут уже главное – не промахнуться. В итоге двойная удача: одна падает на обочину, дороги, вторая – на воду.

Теперь осталось собрать добычу. Пока стреляли, первая раненная птица успела спрятаться в траве у края воды. Без Хантера не обойтись.

1 / 12

Но разряжать и убирать в чехол ружье еще рано. Вечером ждет охота на кабана. Здесь все сложнее. Животное крайне осторожное. Ставим машину подальше от вышки и тихонько идем. Вышка стоит на поляне. Посередине береза, у которой накануне был насыпан прикорм. Сергей Дианин наметанным глазом сразу оценил: кабан был вчера здесь. Значит и сегодня его тоже можно ожидать. Цена успеха – терпение.

1 / 5

— У него очень хорошо развито чутье, не так ка зрение. Если что-то треснет, то он сразу останавливается. Охота в ночное время суток, может по сумеркам выходить. В ожидании можно часов до 10-11 вечера провести. Потом уже смысла нет, — рассказывает шепотом инспектор охотхозяйства "Денисовское" Сергей Дианин.

По опыту, Сергей признается, что сейчас добывать кабана сложнее. Когда листва с деревьев спадет, обзор будет лучше и безопаснее, а зимой, когда кормов меньше, кабан охотнее приходит кормиться.

— Кормиться семья кабанов приходит, может две. В них присутствуют все половозрастные группы, если и сиголетки, и прошлогодки. Сикачи приходят отдельно, по одному, в основном, когда уже поздно становится. Никого не подпускают, начинают рычать, бегать и всех отгонять. То есть: моя кормушка, сюда не лезь, — рассказал Сергей.

После трагедии двухгодичной давности (иначе не назовешь), когда из-за Африканской чумы свиней пришлось истребить все поголовье кабанов в лесах, популяция постепенно начала восстанавливаться. По фотоловушкам видно, что приплод этого года тоже есть. Но дело это не быстрое. По словам Сергея, самое обидное, что из всех отстрелянных здесь кабанов, действительно больны были единицы. "Новоселы" пришли сюда относительно быстро и никакого падежа среди них не было. Остается теперь надеяться, что труды по восстановлению популяции не придется вновь ставить на мушку ружья.

Кабана в тот вечер мы так и не добыли. Двухчасовое ожидание окончилось ничем. Кабан приходил, по сбыл на краю леса, был слышен треск веток. По словам Сергея, скорее всего сикач. Но на поляну так и не вышел. Вероятнее всего он нас слышал. Охота на кабана — дело по большей части персональное, требующее выдержки и молчания.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia